Сказка про не такую дуру

В мире круглых дур квадратная дура чувствовала себя особенной. У нее были острые углы, которыми она чрезвычайно гордилась. И когда круглые дуры легко перекатывались из одних отношений в другие, она оставалась неподвижной в своем угловатом одиночестве. Стояла и гордилась. Стояла и гордилась. Стояла, и дура.

Сказка про кошку

Кошка влюблялась 8 раз: в умного, красивого, доброго, ласкового, заботливого, понимающего, уточненного

и обеспеченного. И после каждой влюбленности умирала, как и положено кошкам, удовлетворяющим свое любопытство. Перед девятым котом, в котором были лучшие качества всех предыдущих, она остановилась и стала жить вечно.

Сказка про одну овцу

Сказка про царевну-лягушку

Сказка про трех поросят

Жили-были 3 поросенка — Нуф-нуф, Ниф-ниф и Ну-Нах. И жили они беззаботно и счастливо, пока к ним не приехали родители. Странно, как поросята могли быть счастливы, не имея дома, работы и уверенности в завтрашнем дне? Все были научены жизни и мотивированы. Через 5 лет Нуф-Нуф сгорел на работе, а вместе с ним сгорел его соломенный домик, — все, на что он смог накопить. Ниф-Ниф жил на работе, и у него не было времени и сил даже выбрать себе дом, хотя он и мог себе это позволить. А Ну-Нах ничего не построил, и в глазах родителей навсегда остался неблагодарной свиньей, хотя он до самой смерти носил им воду.

Мораль: Нет никакой морали. Есть только работа, потенциальные домики и комплекс вины за несоответствие чужим идеалам.

Сказка про выбор

Мышь умирала в холодильнике. И это была бы типичная мышиная смерть, если бы бесконечные ряды полок не ломились от всевозможных сыров. Мышь бегала от одного к другому, но никак не могла сделать единственно правильный выбор. Российский был патриотом, не то, что латвийский. И в нем была соль. Но он казался слишком твердым и негибким. Мааздам полегче, но мещанские дырки и внутренняя пустота — не для нее. Адыгейский за километр пахнет деревней, а она — городская мышь в пятом поколении с тонкой чувствительной натурой. Дор Блю с его возрастной плесенью престижный, конечно, но для нее староват. Пошехонский неплох, но она столько раз отдавала ему предпочтение, что это уже моветон…

В желудке нешуточно урчало, но как только мышь останавливалась на каком-то из сыров, то другой не выбранный тут же казался вкуснее и интереснее. К утру она совсем обессилела от мук выбора и по древней мышиной традиции повесилась в холодильнике. Общество потребления.

Сказка про человека, который собирал ежиков

Нормальный человек шел по большому городу и собирал ежиков, — ничего личного, работа такая. Он заглядывал под все попадающиеся на пути машины, ворошил палкой пыльные кусты и даже забирался на крыши, чтобы лучше видеть места, где они могут прятаться. И в этом не было совершенно никакого смысла. Как и во всем, что обычно делают взрослые.

 

Но человек был очень целеустремленным, поэтому знал, что непременно к завтрашнему утру в его рюкзаке будет копошиться дюжина отборных ежей. И можно будет вернуться домой и показать богатый ежиный улов детям. Только у человека не было дома. И детей тоже не было. Но увлеченный поисками, он об этом забыл. А когда вспомнил, сел на тротуар и расплакался, как обычно плачут стрессоустойчивые люди, у которых нет ничего, кроме работы. И прохожие садились и плакали рядом с ним, — ничего личного, просто за компанию, ведь взрослые так редко плачут.

 

А потом человек посмотрел на часы, вытер рукавом нос, поднял с дороги еще пустой рюкзак и продолжил поиски ежей, потому что слезами дедлайну не поможешь.

Сказка про человека и кота

Они подружились с первого взгляда, как, наверное, и начинают дружить по-настоящему. С тех пор человек приходил к Коту в гости поздними ночами и всегда приносил с собой усталость и чай к чаю. А Кот приносил ему только радость, потому что никогда не гулял в магазин за продуктами сам по себе, хотя и был очень независимым.

У человека и Кота не было ничего общего, кроме одной кружки на двоих и молчаливого понимания, которое они тоже делили поровну. С Котом было приятно дружить: он не болтал о ерунде, не смеялся над глупыми шутками и не говорил того, чего на самом деле не думал.


Каждый день Кот готовил свой дом к возвращению ночного друга, создавая уют, на который способны только коты. Выносил из кружки чайный пакетик, по пути заботливо раскладывая на полу капли остывшего чая. Протирал пыль под диваном, взбивал увесистой попой мягкие подушки и разогревал своим теплом батарею, всегда холодную без его помощи. Кот ставил чайник через каждые два часа, хотя к приходу друга он почему-то все равно успевал остыть. А потом он садился на подоконник и ждал, когда начнутся звезды.


Но однажды человек пришел, когда Кота не было дома. И его больше никогда не было. И теперь человек садился на подоконник и, не видя звезд, пускал в них сигаретный дым. Больше не было повода и сил приходить домой, где поселился новый друг. Одиночество.​

Сказка про слона

Слон поселился в посудной лавке. Наверное, от большого ума, от которого даже самые большие иногда делают глупости. Из всех неподходящих для него домиков, это, конечно, был самый неподходящий. И дружелюбные соседи, которые разбирались в слонах лучше, чем сам слон, день за днем терпеливо ждали звона, чтобы убедиться в своей правоте. Но в лавке все оставалось до неприличия тихо. Слон совсем не хотел бить посуду. Наверное, потому что он ни в кого не был по-настоящему влюблен. А без искренних чувств бить посуду – дурной тон.


Каждое утро с грацией, присущей только невлюбленным слонам, он протискивался между стеклянных стеллажей, чтобы достать с верхней полочки любимую фарфоровую кружку. А потом на цыпочках шел в прихожую и заваривал себе ароматный капучино с волнистой пенкой. И каждый вечер он вприпрыжку спешил домой, чтобы бережно обдуть хоботом каждый стаканчик от налетевшей за день пыли…


Один день сменял другой и третий, новый год сменялся следующим годом… Слон состарился и умер, так и не превратив в осколки ни одного, даже самого неприметного блюдца. Всю свою долгую жизнь, на которую только способны слоны, он избегал любви из страха что-нибудь разбить. Наверное, от большого ума, от которого даже самые большие делают глупости.​

Сказка про подарок

Корове как-то Бог послал кусочек сыру, мыши — раскладной патефон, сторожевому псу — аппликацию для кармашка, а поросенку — свирель. Бог всегда дарил не то, о чем его просили, — он называл это полезным опытом.

Женщина получила любовь. Такую большую, что она даже не помещалась на антресоль, где пылился остальной божественный хлам. Женщина попыталась извлечь из любви хоть что-то полезное, а потом поменяла её лошади на водолазный костюм.Такой опыт.

Сказка про гадкого утенка

Утенок вырос инфантильным, поэтому как был гадким, так и остался.

Сказка про забывчивость

«Ничего не забыть, ничего не забыть»… Запыхавшись она влетела домой и наспех состряпала ужин. Не забыла покормить кошку и полить уставшие цветы. Не забыла постирать ворох грязного белья и поцеловать в щечку уже спящего мужчину. Только это был не её дом. И чужой мужчина. Боясь ничего не забыть, она совершенно забыла об этом.

Сказка про звезду

Звезда падала на глазах: она спивалась, и, поговаривали, даже употребляла наркотики. И только одного человека, казалось, это совершенно не смущало. Он ждал звезду каждую ночь, и однажды она появилась. Выходя из бара, споткнулась и полетела на тротуар, в полете облевывая многочисленные ступеньки. Человек загадал желание, как принято при виде падающих звезд, и ушел домой счастливым.

Сказка про рогатого и корову

У быка были рога, и все называли его рогатым. У коровы тоже были рога, но люди называли ее коровой. Они никогда не говорили об этом, потому что никогда не говорили друг с другом, хотя и жили вместе.

 

Бык работал на убой и возвращался домой почти перед рассветом, а корова была слишком увлечена почти круглосуточным пережевыванием книжной жвачки. Но однажды корова решила поговорить с быком о том, что ее беспокоит. И когда убитый работой бык пришел на рогах домой, вместо привычного стакана чая с парным молоком, встретила его невнятным мычанием.

Они проговорили всю ночь и к утру навсегда расстались, потому что не сошлись во взглядах о влиянии творчества Джонна Леннона на демографический кризис в городах-миллионниках.

Сказка про бумеранг

"Если любит, вернется", — сказала она и швырнула бумеранг наотмашь, зная, что у нет нет вариантов. Но бумеранг, вопреки законам логики и афоризма, не вернулся. Или вернулся не к ней. И не потому что не любил, а просто не любил, когда швыряются чувствами.

 

Она нашла бумеранг и спрятала его в шкафу, решив отныне беречь то, что любишь. Но бумеранг снова исчез, потому что не хотел, чтобы любовь ограничивала его свободу. Она отпустила его и перестала искать, когда бумеранг вернулся и ударил по черепу, — так всегда бывает с некогда любимыми.

 

После удара у нее повредился мозг, но даже после этого у них не получилось жить долго и счастливо. И умерли они в разные дни.

По ту сторону оленя

У Оленя всегда было 4 ноги. Хотя никто ему никогда об этом открыто не говорил. И рога. Хотя о них он, пожалуй, догадывался. У него был дом и окно с видом на людей, — все то, что есть у тех, кто себя оленем не считает.

У него была чесалка для рогов и нервная анорексия по праздникам, хотя в обычные дни он обычно страдал отменным аппетитом. В доме был маленький камин, чтобы сушить копыта после прогулок по мокрым набережным, и трубочка, чтобы пускать в стакан с теплым молоком настоящие молочные пузыри.

В прихожей всегда лежала маленькая щетка, и каждое утро перед выходом из дома он начесывал ею реснички. Олень хотел, чтобы все друзья думали, что у него от природы такие пушистые ресницы, хотя у него и не было ни одного друга. Наверное, потому что он всегда молчал, а друзья не умеют дружить с теми, кто молчит. Иногда оленю казалось, что его кто-то понимает, и тогда он выглядывал в глазок, чтобы узнать — кто бы это мог быть?

У него был ящик от шкафчика, где вместе с пыльными воспоминаниями и бабушкиными носками он прятал оптимизм. Иногда олень доставал оптимизм из ящика и долго-долго смотрел на его перламутровые блики своими большими влюбленными глазами. Выходя из дома, он никогда не брал его с собой, боясь потерять или забыть где-то по своей оленьей забывчивости. А глаза у оленя всегда влюбленные, хотя он никогда точно не помнит, в кого.

А еще олень ничего не боялся, кроме высоты и шишек, которые падают с высоты вместе с опытом и потом долго-долго болят на голове. А еще он очень боялся упасть с неба, поэтому никогда на него не смотрел…

Сказка про волну по имени Хорхе

Океан не замечает своих волн, безликих и безымянных. Все они, как одна, поверхностны — меряются друг с другом гребнями, слушают сплетни, которые приносит из далеких стран недалекий ветер, бестолково собирают соленую пену в барашки и мечтают прибиться к лазурному берегу. Но если подняться высоко-высоко над океаном, найти его середину, а потом сорваться вниз, как срывается голодная птица за случайной рыбой, можно увидеть волну по имени Хорхе. Это единственная волна, которая беспокоит океан, потому что у нее есть имя.

Он уже не помнит, откуда появилось это имя. Может, принесли на любопытных носах дельфины, — редкие любители нести от людей разные глупости. А может с ветром зацепилось с далеких берегов Аргентины, да только свалилось на полпути, не долетев до другой стороны океана. Но если и могло к какой-то волне приклеиться странное имя, то только к Хорхе. Она тоже странная. Колючая, как одинокий морской еж, и совсем не любит дельфинов. Зато с удовольствием облизывает шершавые спины проплывающих китов или перебирает старые водоросли на далекой глубине в поисках сказок. Говорит, что на солнечной поверхности нет глубоких историй, — самое интересное происходит там, где никто никого не греет. 

И когда океан устает от шторма и хочет ненадолго забыть, что он большой и важный, Хорхе баюкает его одной из тех сказок, которые когда-то отыскала на дне. И тогда другие волны перестают шуметь, чтобы лучше разобрать ее тихий голос. И даже киты останавливаются послушать ее, и тогда можно лизнуть одному из них спину.

© Воровать рисунки нельзя, авторское право и все дела.

  • Black Vkontakte Иконка
  • facebook-square
  • Instagram - черный круг